Насилие, пережитое в детстве, и его последствия

СОДЕРЖАНИЕ

Да, так оно и есть, но только в 5% случаев. В остальных случаях — это обыкновенные люди, вы можете общаться и дружить с ними годами, и не догадываться о том, на что они способны.

Только 10-20 % случаев сексуального насилия над детьми совершается ранее незнакомыми детям людьми. В подавляющем же большинстве насильниками оказываются люди из ближайшего окружения, примерно в 40% — это близкий родственник.

К сексуальному насилию над детьми относится не только изнасилование, но и другие действия, имеющие сексуальную подоплеку — дети чувствуют в таких ситуациях неуютно, но не могут ничего изменить. Друг семьи слишком часто обнимает и гладит девочку? Но ведь он всего лишь проявляет своё хорошее отношение к ней, что тут плохого? А сама она не в силах пока объяснить, что же в этих проявлениях нежности не так, пока это не заходит слишком далеко.

Главная мера профилактики, которая поможет предотвратить насилие, это научить детей говорить нет, когда им что-то не нравится, не приучать их терпеть из вежливости неприятные им вещи.

Обычно жертвами сексуальных злоупотреблений становятся дети младше 12 лет, чаще всего это малыши 3-7 лет. Их легче склонить к действиям, смысл которых они ещё не понимают Это просто проявление нашей любви, ты же любишь папу?. Их легче запугать или обмануть, заставив скрывать происходящее Пусть это будет наш секрет. Чаще насилию подвергаются девочки, в четверти случаев жертвами становятся мальчики.

Как понять, что с ребёнком это происходит

Конечно, заметив эти признаки у ребёнка, нельзя сразу делать однозначные выводы, но это серьёзный повод поговорить, ненавязчиво расспросить его о том, что происходит в его жизни, быть готовым терпеливо выслушать всё, что он захочет рассказать.

Малышам легче начать рассказывать, если вовлечь их в игру: лепить из пластилина семью, рисовать, играть в куклы. Нужно обязательно, чтобы там был маленький герой, с которым ребёнок смог бы идентифицировать себя, не говоря прямо это я, например, маленький медвежонок в семье больших медведей: придумайте вместе, как он живёт, что с ним происходит, почему он стал в последнее время таким грустным…

Проблемы в общении

Создание доверительного общения с людьми после перенесенной домашней травли, издевательств, постоянных телесных наказаний, сарказма и унижений оказывается невозможным по нескольким причинам.

1. Закрытость

Беда выросших детей с насилием в семейной истории. Человек замыкается в себе, избегает общения, чтобы не показывать истинного состояния, настоящих чувств. Кому-то такие люди кажутся высокомерными, непробиваемыми, недосягаемыми да какими угодно, только не общительными и не позитивными. Это закономерная защитная реакция.

2. Одиночество

Ведь лучше не иметь круга общения совсем, чем снова пережить боль и предательство. Близкие отношения можно создать только открыв сердце, позволив себе быть уязвимым. Но открываться страшно. К тому же, нет навыка быть в отношениях: говорить о своих чувствах, потребностях, интересах и желаниях.

3. Страх высказать своё мнение, иметь свою точку зрения

Вчерашний ребенок постоянно боится наказания, осуждения, издевательств. Поэтому поговорить с начальником, обсудить деловой вопрос с коллегами, не говоря уже о разговорах с незнакомыми людьми это испытание. И далеко не все выходят из него с честью. Это касается обычного, бытового общения. Люди с насилием в прошлом болезненно боятся осуждения, насмешек. Снова окунаться в психологическое насилие им не хочется.

4. Тревожность как жизненный фон

Люди, пережившие насилие, дезориентированы. Их хорошее самочувствие зависит от отношения окружающих. Это называют психологической зависимостью. Но хроническая тревога создает, сужая сознание, создаёт суетливость. Суета много мелких бесполезных действий часто вредит как в личной жизни, так и в рабочем процессе. Они боятся что-то упустить, забыть, недоделать и на фоне этой тревоги, в суете как раз упускают, забывают, пропускают ошибки.

5. Замалчивание проблем

Замалчивание проблемв отношениях происходит из-за неумения общаться здоровым способом. Раскрыть свою душу перед кем-то невозможно, попросить о помощи ужасно. Причин этому несколько:

  • Страх
    быть осужденным за свои действия, оказаться осмеянным, униженным, растоптанным.
  • Стыд
    перед раскрытием позорных с собственной точки зрения фактов.
  • Неумение
    быть откровенным. Ведь за проявление себя можно быть наказанным. Легче
    показывать окружающим то, что по вашему мнению, они от вас ожидают.
  • Отсутствие
    базового доверия к миру.
  • Боязнь
    конфликта. Человек стремится избежать конфликтной ситуации любой ценой, даже в
    ущерб своим интересам.
  • Эмоциональный
    перфекционизм убеждённость в том, что человек имеете право проявлять только
    положительные эмоции. Если любишь, то не можешь злиться на любимого человека.
  • Безнадежность
    убеждённость в том, что отношения невозможно улучшить, они не зависят от
    желания и поведения.
  • Угадывание
    мыслей человек старается угадать, что думает, что чувствует и что хочет
    партнёр и удовлетворить его воображаемые потребности и желания.
  • завышенные
    ожидания уверенность, что другие должны сами понимать, что Вы чувствуете и
    что Вам нужно. Но только убеждаетесь, что близкие к Вам равнодушны.
  • Необходимость
    решать проблемы, значит выходить на конструктивный диалог. Но страх быть не
    услышанным, не принятым, приводит к мысли, что проблема сама рассосётся.

6. Низкая самооценка

Человек уверен, что любить его не за что. Поэтому для создания отношений выбирает в партнеры того, кто ниже по социальной лестнице или имеет какой-либо дефект, например, зависимость.

7. Неумение отказать кому бы то ни было

Люди, пережившие насилие, становятся ведомыми. У них все занимают деньги, но никогда ничего не отдают. Их используют, так как человеку психологически сложно сказать: Нет!. В раннем возрасте за отказ от абсолютного послушания могло последовать жестокое наказание. Ассоциации не уходят долгие годы.

Не избалованные общением в детстве, взрослые боятся потерять расположенных к ним людей: Откажу потеряю друга.

8. Склонность к самокопанию и самоедству

Те, кто пережил насилие, винят себя не только в своих бедах, но и в бедах других людей. Поэтому бесконечно ищут недостатки в себе, в любом своём проявлении, поведении. Проигрывают в памяти прошедшие события, как было бы, если бы

9. Неспособность принимать решения или их чрезмерно долгое их обдумывание

Возможно, что в детстве безобидные игры становились причиной жестокого наказания. Человек боится что-то предпринять, не взвесив за и против. Казалось бы, все логично. Хорошо продумаешь примешь верное решение. Нет. Люди с травмами делают это очень медленно, упуская возможности, потому что боязнь перемен оказывается сильнее радужных перспектив. Даже покупка новой одежды превращается в проблему. Человек боится принимать решения, потому что эта область всегда находилась под контролем подавляющих взрослых.

10. Детское поведение во взрослой жизни

Человек, переживший насилие, навсегда остается ребёнком. Инфантилизм, постоянное мысленное возвращение к прошлым обидам, желание переиграть жизненный сценарий с нуля, перекладывание ответственности на других типичные проявления. К этой же группе психологических сложностей относится стремление избежать принятия решений.

Эмоциональные решения без логического обдумывания, часто приводят к серьёзным проблемам. При этом возникает желание, чтобы их решил кто-нибудь другой (взрослый).

Детская вина, взращенная родителями или другими близкими взрослыми, не покидает, не изживается. Человек на всю жизнь остается отруганным малышом, который плохо себя вел.

Вина сидит настолько глубоко, что человек видит её в других людях. Выросший мужчина или зрелая женщина постоянно оправдывают ошибки и обиды, причинённые другими, отыскивая обоснования непростительным поступкам по отношению к себе.

11. Фобии

Люди, пережившие детское насилие, страдают от множества фобий. Страхи часто бывают иррациональными, придуманными, без причины.

12. Боязнь прикосновений (гаптофобия)

Человек становится уязвимым при сокращении расстояния между ним и другим человеком. Не говоря уже об объятиях, поцелуях или сексуальных отношениях. Боязнь физических контактов развивается из-за побоев и других жестокостей в раннем возрасте.

13. Страх потери близких

Страх потери близких совершенно нормальное состояние. Но у личностей с насилием в прошлом он приобретает гипертрофированные масштабы. Они не доверяют людям. А те, кто все же занял место в их сердце, представляются незаменимыми. Мысль об их уходе ужасает.

14. Саморазрушение

Результатом постоянного стресса, внутренних переживаний, злости на себя становится аутоагрессия. Токсичная атмосфера в семье приводит к селф-харму нанесению физического вреда самого себе в виде порезов, царапин, отказа от еды, воды, необходимого лечения. Явление разрушительное и в психологическом, и в физическом планах.

15. Хроническая депрессия и суицид

Подавление чувств доводит человека до хронической депрессии, иногда в тяжёлой форме. Как следствие, мысли о суициде частые гости в голове человека, пережившего насилие.

Резюме

Последствия насилия в семье необходимо устранять, начиная с анализа источника проблем. Грамотная психологическая поддержка способна нивелировать разрушительное влияние на личность человека. Запишитесь на бесплатную консультацию к профессиональному психологу Марии Кудрявцевой

Жизнь в парадигме тиран-жертва

Как влияет опыт битья, физического насилия на эмоциональную и нравственную сферу ребенка?

Дети, которых били, утрачивают веру в любовь. Может, это странно звучит, но таковы далеко идущие последствия, и они более глобальные, чем синяки и телесные побои. Люди, которых били, теряют способность доверять. Потому что любящий беззащитен перед тем, кого любит. И если тот, кого ты любишь, часто причиняет тебе боль значит, чтобы избежать боли, надо не доверять, нельзя любить.

При этом много битые дети склонны ко лжи. И это понятно: чтобы избежать битья. Ведь при стрессе наступает паника, и в стрессовых условиях применяются самые простые, эффективные средства защиты, и мораль в данном случае уже излишек. Очень часто задержка развития совести у детей из неблагополучных семей связана с целым комплексом причин, но в том числе, и с опытом битья. Битье способствует развитию лживости, пренебрежения к моральным нормам, озлоблению.

Что происходит с физическим и ментальным развитием ребенка, испытывающего насилие, побои?

У детей, растущих в напряжении, в частых ситуациях насилия, зачастую затормаживается развитие. Проявляется это по-разному, в зависимости от формы насилия. Небрежение, скажем, тоже считается насилием. Но если при этом присутствует привязанность, и нет физического и эмоционального насилия, то ребенок может отставать в физическом развитии, например, потому что его недокармливали, может отставать в социальном развитии, в интеллектуальном развитии если им не занимались. Но его эмоциональное развитие остается достаточно сохранным, в нем сердце живо, и такие дети восстанавливаются довольно быстро.

Если было грубое физическое насилие, тут могут быть разные ситуации. В случае с разовым эпизодом, например, со стороны какого-то постороннего, ребенок испытывает шок, стресс, но есть защитная база семья, и с помощью определенной терапии он может довольно быстро восстановиться.

Если же дети растут в обстановке постоянных побоев, физического насилия, они находятся в эмоциональной зависимости от насильника и усваивают эту модель поведения. С высокой степенью вероятности, попав в нормальные условия, они сами станут насильниками. С таким человеком уже нужна специальная терапия, педагогическая работа. То есть медицинские последствия насилия снимаются быстрее и легче, чем психологические.

Может ли физическое насилие над ребенком сказываться на его учебе, на интеллекте?

Грубое физическое насилие затормаживает интеллектуальное развитие. Стресс вообще блокирует развитие. И ребенок, живущий в ситуации хронического стресса, плохо развивается. Аффект тормозит интеллект. Но если это были редкие эпизоды, интеллект может и не пострадать.

Ребенок, которого бьют, склонен к жестокости или же, наоборот, к зависимому поведению?

Зависит от ситуации. Но вспышки неожиданной ярости, неадекватный ответ на какое-то действие, которое битый ребенок может ошибочно трактовать как агрессию, могут присутствовать. Если ребенок сломлен, он, наоборот, теряет способность защищаться. Опять же, это выбор ребенком для себя позиции тирана или жертвы. Если характер сильный, человек постепенно войдет в роль насильника и будет отыгрывать свои травмы, выплескивать накопившиеся эмоции, нанося травмы другим. Забитый ребенок будет еще и еще попадать в ситуации, в которых он будет жертвой.

В любом случае, работа с детьми, которые долгое время пребывали в ситуации насилия, очень долгосрочная, к которой периодически приходится возвращаться.

Мины, всплывающие на поверхность

Предположим, ребенок попадает из своей неблагополучной семьи в детский дом, а потом его забирает приемная семья. Справятся ли приемные родители с такой непростой ситуацией? Что может происходить в таком случае?

У ребенка складывается определенная модель взаимодействия со взрослыми. Битье это очень грубое воздействие. И когда потом такие дети попадают в иные условия, где их пытаются ставить в некие рамки, учат другими способами, мягкими, они оказываются к таким методам нечувствительными.

Дети, испытывавшие физическое насилие, существуют в дихотомии тиран-жертва. Это означает, что они пасуют перед теми, кто сильнее их, но сами могут претендовать на лидерство перед теми, кого они считают более слабыми. А сила для них это именно грубое ее проявление. Поэтому такой ребенок либо провоцирует своих приемных родителей на проявление грубости, на битье, пытаясь выстроить из них образ и подобие кровных родителей. Либо может сам проявлять в семье агрессию, в том числе физическую. И приемным родителям приходится демонстрировать действительную твердость духа и силу, чтобы противостоять этому и учить ребенка жизни без физического насилия. Это бывает невероятно трудно.

Вообще, это иллюзия считать, что ребенок это чистый лист бумаги, на котором вы пишете то, что считаете нужным. Взаимные отношения это приспособление друг ко другу, путь ошибок, компромиссов, который цементируется любовью, когда мы ищем пути для близости. Дети, которых били, пытаются выстроить с вами понятные им прежние жесткие отношения , потому что это им понятно, а непонятное наихудшая угроза. Применение грубой силы им понятно. И, как ни странно, ожидать насилия им проще, чем испытывать панику и напряжение, ожидая неизвестной реакции. Если такой ребенок осознает, что не может добиться от приемных родителей грубой модели поведения, он решает, что сам будет давить, и пытается стать тираном.

Можно ли выправить такие усвоенные ребенком нормы поведения?

В каких-то случаях исправить такое поведение реально, в каких-то затруднительно. Это зависит от многих факторов. В частности, насколько серьезным был опыт насилия, опыт травмированности. Была ли у ребенка в этом опыте любовь, какая-то бабушка, может быть, хоть кто-нибудь, кто его любил, и эта любовь была противовесом насилию. Зависит от индивидуальных особенностей ребенка характера, склада нервной системы. Важна профессиональная реабилитационная (психологическая, социальная) работа с травмой.

Иногда кажется, зачем ворошить прошлое травматическая ситуация как будто забывается. Но через какое-то время, когда ребенок уже в безопасности, воспоминания о болезненных событиях сами могут всколыхнуться, подняться. Это как глубоководная мина. Может повлиять какая-то ситуация, напоминающая о прошлом. Так бывает со случаями сексуального насилия ребенок вроде не помнит о том, что с ним/с ней было, но потом в той или иной ситуации может начать демонстрировать неадекватное сексуальное поведение.

Помню историю девочки, которую в 4 года выбросили из окна пятого этажа. Она жила в семье, где пили, была свидетелем пьяных оргий и, скорее всего, подвергалась побоям. После трагедии врачи семь месяцев собирали ее буквально по частям. Ребенок не помнил, как всё произошло, и ничего не мог рассказать ни врачам, ни милиции. В таком случае происходит вытеснение память отторгает воспоминания о каких-то ужасных событиях. С помощью определенных методик можно вытащить эти воспоминания, но тут уже вопрос стоит ли это делать.

Эта девочку перевели из больницы в приют, затем в детский дом, а вскоре нашлась новая любящая семья. Ребенок отставал и в физическом, и в эмоциональном, и в социальном развитии. Были проблемы с нервной системой. С девочкой работали специалисты медики, психологи, педагоги. Но решающую роль в ее судьбе сыграла новая семья. Приемные родители знали всю историю девочки, понимали серьезность проблемы. Это были зрелые, эмоционально теплые люди. Им ребенок нужен был не для того, чтобы сплотить семью, реализовать себя или выполнить какие-то прочие их задачи. Они понимали, что это ребенок-чертополох, и взялись за дело, что называется, с открытым забралом. И преодолели всё. Сейчас эта девочка уже взрослая, замужем, сама стала мамой, у нее все хорошо. Она все знает о своем прошлом. Да, у нее бывают какие-то проблемы, растущие из детства, она с ними борется. Но важно, что любящие люди помогли ей выправиться.

Есть другая история. В семье росли два мальчика. Мать была взрывная, жестокая. У нее периодически появлялись мужчины. Бабушка любила старшего внука, а к младшему почему-то относилась холодно, и от матери младшему доставалось больше. Этот мальчик не получил никакого опыта любви в семье, в отличие от старшего брата. Позже братья попали в приют, их физическое и интеллектуальное состояние выправилось довольно быстро. Вскоре им нашли приемную семью хорошую, любящую. В решении возникавших у них проблем социальных, психологических принимали участие специалисты. Но младшему брату это не помогло. У старшего брата во взрослой жизни все сложилось благополучно, а у младшего постоянно были конфликты, он провоцировал окружающих на агрессию, нарушение правил, и уже в подростковом возрасте вёл полукриминальный образ жизни.

С какими проблемами во взрослом возрасте может столкнуться человек, которого били в детстве?

Физическое насилие для детей это, прежде всего, образец поведения. Они учатся относиться так к другим людям, в том числе к своим собственным детям. Позже им будет стоить большого труда сдерживаться, ведь они легко впадают в ярость в конфликтных ситуациях. Это результат собственной травмированности и усвоенная модель поведения. Чтобы разорвать порочный круг, человеку нужно сначала осознать, что это неправильно, а потом предстоит еще более сложное понять, как же возможно по-другому.

Что такое физическое насилие? Это, во-первых, способ выместить на ребенке свой гнев. Во-вторых, стремление его напугать. Страх самый простой способ воздействия, принятый в обществах тоталитаризма и диктатуры. Гораздо труднее думать, искать подходы. Понятно, что быть родителем не так просто. И даже у самых прекрасных пап и мам бывают моменты усталости, злости, и они могут не выдержать, шлепнуть. Но когда это разовый случай, он таким и запечатлевается в душе ребенка и даже, в общем-то, имеет значение, ведь ребенок осознает, что его любящий и любимый родитель был выведен из себя.

Но если родитель систематически бьет ребенка, это запечатлевается как образец поведения и, кроме того, учит бояться родителей. Когда работаешь с такими уже взрослыми людьми, некоторые из них говорят: у меня были замечательные родители, да, они меня били, но зато я вырос порядочным человеком (хотя таких немного). В этих случаях люди объединяют любовь к своим родителям и лояльное отношение к их действиям. Возможно, считая, что неправильно их критиковать. Но любить, прощать это одно, а одобрять неправильные поступки совсем другое. Надо разделять. И понимать, что ты именно из любви к своим родителям осознаешь, что какие-то их действия были неправильными, и повторять их ты бы не хотел. Это не отказ от своих родителей, это означает лишь, что ты взял все хорошее, что в них было, но хочешь научиться чему-то большему, чего, может быть, хотели, но не могли они.

Защита детей не должна быть войной против родителей

Каким образом можно вскрывать подобные случаи издевательств над детьми, физического насилия?

Такую работу должны проводить подготовленные социальные работники, психологи, юристы, врачи. Существуют техники, в ходе применения которых факты насилия вскрываются. Это должна быть комплексная работа разных специалистов с учетом возрастных, в том числе интеллектуальных особенностей детей, и все эти профессионалы должны иметь навыки ведения определённых интервью, когда с помощью вопросов можно понять ситуацию.

Например, ребенок не сможет назвать то, чего нет в его практическом жизненном опыте, если он чего-то не знает он не может это сочинить. Есть общие слова, а есть конкретные действия и их описание. Работа специалистов направлена на выявление фактов, подробностей, определенных деталей, дающих основание предполагать, что сказанное правда.

Факты избиения ребенка могут вскрыться и на медицинском осмотре. Либо же об этом становится известно со слов ребенка. Он может рассказать друзьям, учителю

Как разграничивать реальные и нереальные жалобы детей, и как это вообще вскрыть?

В работе с ребенком применяются дополнительные исследования. Важен возраст ребенка, его интеллектуальное развитие и понимание социальных последствий того, что он говорит.

Вот конкретный случай: девочка-подросток жаловалась на своего отчима, заявляя, что он проявляет насилие по отношению к ней. Органы опеки стали разбираться. Я консультировала специалистов, девочку опросили, задавая конкретные подробные вопросы. Выяснилось, что на самом деле никакого сексуального насилия не было, девочку достало, что отчим заставляет ее делать уроки. Но она не преследовала цели очернить отчима, посадить его была совершенно далека от этой мысли. Просто жаловалась.

Собственно, сейчас есть две крайности. В школу приходят такие правозащитники и говорят: Если вас дома обижают, сразу жалуйтесь, мы вас защитим. Или наоборот, ребенок рассказывает достоверные подробности о своей тяжелой ситуации, а ему просто не верят или стыдят, обвиняют, что он предатель, разваливает семью. В итоге ребенок подчас вообще не знает, как себя вести.

Поведение родителей тоже важно в этих ситуациях. Бывает, в случае грубого насилия второй родитель встает на сторону ребенка: я буду с тобой, защищу тебя, мы разберемся с этой проблемой, я не позволю ему тебя обижать. Дети ждут именно этого защиты. Но в 80% случаев второй родитель встает на сторону первого и говорит ребенку: Ты врешь, или Ну, терпи. Тогда у ребенка, если он восстал против насилия, остается ощущение, что он предал свою семью.

В большинстве случаев детям тяжело, стыдно обсуждать тему насилия в семье. И когда они говорят об этом, их цель вовсе не причинить родителям вред. Они хотят прекращения насилия со стороны близких и восстановления возможности жить со своей семьей в любви. Дети ведь тоже хотят уважения.

Изъятие же из семьи это колоссальная травма для ребенка. В условиях недостатка профессионализма у специалистов, работающих в социальной сфере и сфере защиты детей, никому не хочется разбираться, проще сбросить проблему с плеч найти виноватого и наказать. Но в случае лишения родителей прав наказанными оказываются именно дети, которые теряют семью. Реальная защита детей это профилактика, раннее выявление и предотвращение насилия; реабилитация, работа с последствиями травм; помощь семьям в трудной жизненной ситуации, просветительская работа в обществе То есть конечная цель это сохранение ребенка в семье, помощь родителям тогда, когда это возможно. Ничего хорошего нет для ребенка в том, что его семья разрушится, и он попадет в детский дом.

Как же избежать крайностей в разборе подобных ситуаций?

Если мы хотим научить наших детей жить по гуманным принципам, не быть насильниками, нельзя проявлять насилие и по отношению к родителям. Если сейчас по щелчку пальцев будут хватать родителей, это очень опасная перспектива. На мой взгляд, меры, которые принимаются в отношении родителей на Западе, слишком категоричны. Кому-то показалось, что родитель не так себя повел, и непроверенного подозрения достаточно, чтобы на родителя сразу надели наручники, ребенка отправили в приют, потом в новую семью Непонятно, как это стыкуется с принципом неприкосновенности частной жизни, уважением к правам человека, ведь это огромная травма ощущение своей беззащитности и зависимости. Очевидно, это намеренное формирование у граждан представления, что законы государства выше семейных правил и границ, и у государства больше прав на твоих детей, чем у тебя.

Что будет в нашем государстве? Надо не защищать детей от родителей, а защищать семейные ценности от разрушения. Защищать интересы детей не значит нападать на родителей. Нужно разделять ситуации, которые происходят в среднестатистической нормальной семье, где кто-то из родителей сорвался на ребенка, и это разовый эпизод, и ситуации, когда насилие в семье носит хронический характер. В нашем обществе любят искать виноватых, наказывать, а не менять ситуацию и решать проблему. Но защита детей не должна быть войной против родителей.

Нарушения физического и психического развития

У большинства детей, живущих в семьях, в которых тяжелое физическое наказание, брань в адрес ребенка являются «методами воспитания», или в семьях, где они лишены тепла, внимания, например, в семьях родителей-алкоголиков, имеются признаки задержки физического и нервно-психического развития. Зарубежные специалисты назвали это состояние детей «неспособностью к процветанию». Дети, подвергшиеся жестокому обращению, часто отстают в росте, массе, или и в том и другом от своих сверстников. Они позже начинают ходить, говорить, реже смеются, они значительно хуже успевают в школе, чем их одногодки. У таких детей часто наблюдаются «дурные привычки»: сосание пальцев, кусание ногтей, раскачивание, занятие онанизмом. Да и внешне дети, живущие в условиях пренебрежения их интересами, физическими и эмоциональными нуждами, выглядят по-другому, чем дети, живущие в нормальных условиях: у них припухлые, «заспанные» глаза, бледное лицо, всклокоченные волосы, неопрятность в одежде, другие признаки гигенической запущенности — педикулез, сыпи, плохой запах от одежды и тела.

Различные заболевания как следствие жестокого обращения

Заболевания могут носить специфический для отдельного вида насилия характер: например, при физическом насилии имеются повреждения частей тела и внутренних органов различной степени тяжести, переломы костей. При сексуальном насилии могут быть заболевания, передающиеся половым путем: инфекционно-воспалительные заболевания гениталий, сифилис, гонорея, СПИД, острые и хронические инфекции мочеполовых путей, травмы, кровотечения из половых органов и прямой кишки, разрывы прямой кишки и влагалища, выпадение прямой кишки. Независимо от вида и характера насилия у детей могут наблю-даться различные заболевания, которые относятся к психосоматическим: ожирение или, наоборот, резкая потеря веса, что обусловлено нарушениями аппетита. При эмоциональном (психическом) насилии нередко бывают кожные сыпи, аллергическая патология,язва желудка, при сексуальном насилии — необъяснимые (если никаких заболеваний органов брюшной полости и малого таза не обнаруживается) боли внизу живота. Часто у детей развиваются такие нервно-психические заболевания, как тики, заикание, энурез (недержание мочи), энкопрез (недержание кала), некоторые дети повторно поступают в отделения неотложной помощи по поводу случайных травм, отравлений.

Психические особенности детей, пострадавших от насилия

Практически все дети, пострадавшие от жестокого обращения и пренебрежительного отношения, пережили психическую травму, в результате чего они развиваются дальше с определенными личностными, эмоциональными и поведенческими особенностями, отрицательно влияющими на их дальнейшую жизнь. Дети, подвергшиеся различного рода насилию, сами испытывают гнев, который чаще всего изливают на более слабых: младших по возрасту детей, на животных. Часто их агрессивность проявляется в игре, порой вспышки их гнева не имеют видимой причины. Некоторые из них, напротив, чрезмерно пассивны, не могут себя защитить. И в том, и в другом случае нарушается контакт, общение со сверстниками. У заброшенных, эмоционально депривированных детей стремление любым путём привлечь к себе внимание иногда проявляется в виде вызывающего, эксцентричного поведения. Дети, пережившие сексуальное насилие, приобретают несвойственные возрасту познания о сексуальных взаимоотношениях, что проявляется в их поведении, в играх с другими детьми или с игрушками. Даже маленькие, не достигшие школьного возраста дети, пострадавшие от сексуального насилия, впоследствии сами могут стать инициаторами развратных действий и втягивать в них большое число участников. Наиболее универсальной и тяжелой реакцией на любое, а не только сексуальное насилие, является низкая самооценка, которая способствует сохранению и закреплению психологических нарушений, связанных с насилием, Личность с низкой самооценкой переживает чувство вины, стыда, Для нее характерны постоянная убежденность в собственной неполноценности, в том, что «ты хуже всех». Вследствие этого ребенку трудно добиться уважения окружающих, успеха, общение его со сверстниками затруднено. Среди этих детей, даже во взрослом состоянии, отмечается высокая частота депрессий Это проявляется в приступах беспокойства, безотчетной тоски, чувство одиночества, в нарушениях сна. В старшем возрасте, у подростков, могут наблюдаться попытки покончить с собой или завершенные самоубийства. Чувствуя себя несчастными, обездоленными, приспосабливаясь к ненормальным условиям существования, пытаясь найти выход из создавшегося положения, они и сами могут стать шантажистами. Это, в частности, относится к сексуальному насилию, когда в обмен на обещание хранить секрет и не ломать привычной семейной жизни, дети вымогают у взрослых насильников деньги, сладости, подарки.

Социальные последствия жестокого обращения с детьми

Можно выделить два проявляющихся одновременно аспекта этих последствий: вред для жертвы и для общества. Дети, пережившие любой вид насилия, испытывают трудности социализации: у них нарушены связи со взрослыми, нет соответствующих навыков общения со сверстниками, они не обладают достаточным уровнем знаний и эрудицией, чтобы завоевать авторитет в школе и др. Решение своих проблем дети — жертвы насилия — часто находят в криминальной, асоциальной среде, а это часто сопряжено с формированием у них пристрастия к алкоголю, наркотикам, они начинают воровать и совершать другие уголовно наказуемые действия. Девочки нередко начинают заниматься проституцией, у мальчиков может нарушаться половая ориентация. И те и другие впоследствии испытывают трудности при создании собственной семьи, они не могут дать своим детям достаточно тепла, поскольку не решены их собственные эмоциональные проблемы. Как говорилось выше, любой вид насилия формирует у детей и у подростков такие личностные и поведенческие особенности, ко-торые делают их малопривлекательными и даже опасными для общества. Каковы же общественные потери насилия над детьми? Это прежде всего потери человеческих жизней в результате убийств детей и подростков или их самоубийств, это потери в их лице производительных членов общества вследствие нарушения их психического и физического здоровья, низкого образовательного и профессионального уровня, криминального поведения. Это потери в их лице родителей, способных воспитать здоровых в физическом и нравственном отношении детей. Наконец, это воспроизводство жестокости в обществе, поскольку бывшие жертвы сами часто cтановятся насильниками. ( Из статьи » Жестокое обращение с детьми и его последствия»).

Эту информацию должны знать взрослые и дети

Американские специалисты, сотрудники американской некоммерческой организации «Project Harmony», в 1998 г проведшие исследование на территории Республики Карелия в рамках проекта «Предотвращение насилия в семье», так определили понятия » насилие» и «жестокое обращение с ребенком»:Над ребенком совершено насилие, если: его истязали, ему нанесли побои, его здоровью причинили вред, нарушили его половую неприкосновенность и половую свободу.ребенка запугивали, если: ему внушали страх с помощью действий, жестов, взглядов, использовали для запугивания свой рост, возраст, на него кричали, угрожали насилием по отношению к другим (родителям ребенка, друзьям, животным и так далее).К жестокому обращению также относится использование при этом силы общественных институтов: религиозной организации, суда, милиции, школы, спецшколы для детей, приюта, родственников, психиатрической больницы и так далее.Над ребенком совершают насилие, если используют для этого изоляцию: контролируют его доступ к общению со сверстниками, взрослыми, братьями и сестрами, родителями, бабушкой и дедушкойНад ребенком также совершают эмоциональное насилие, если: унижают его достоинство, используют обидные прозвища, используют его в качестве доверенного лица, при общении с ребенком проявляют непоследовательность, ребенка стыдят, используют ребенка в качестве передатчика информации другому родителю (взрослому)Над ребенком совершено экономическое насилие, если: не удовлетворяются его основные потребности, контролируется поведение с помощью денег. взрослыми растрачиваются семейные деньги. ребенок используется как средство экономического торга при разводе.к ребенку относятся жестоко, если используют угрозы: угрозы бросить его (а в детском доме — исключить и перевести в другое учреждение), угрозы самоубийства, нанесения физического вреда себе или родственникам.К ребенку взрослые относятся жестоко, если: используют свои привилегии: обращаются с ребенком как со слугой, с подчиненным, отказываются сообщать ребенку о решениях, которые относятся непосредственно к нему, его судьбе: о посещениях его родителями, опекунами, ребенка перебивают во время разговоров.

Психологическое насилие

Психологическое насилие, несмотря на схожесть с эмоциональным, выделяется в отдельную категорию. Психологическое насилие это совершенное по отношению к ребенку деяние, которое тормозит развитие его потенциальных способностей.

content_71.jpg

К психологическому насилию относят, например, частые конфликты в семье и непредсказуемое поведение родителей по отношению к ребенку. Из-за душевного насилия тормозится интеллектуальное развитие ребенка, ставится под угрозу адекватное развитие познавательных процессов и адаптационные способности. Он становится легко ранимым, снижается способность к самоуважению. Ребенок развивается социально беспомощным, легко попадает в конфликтные ситуации и с большой долей вероятности будет отвергаться ровесниками. Английский психолог Алиса Миллер в 1980 г. в книге Для твоего собственного блага сформулировала так называемую отравляющую педагогику комплекс воспитательных воздействий, которые ведут к развитию травмированной личности:

  • Родители хозяева (не слуги!) зависимого от них ребенка. Они определяют, что хорошо и что плохо.
  • Ребенок несет ответственность за их гнев. Если они сердятся виноват он.
  • Родители всегда должны быть защищены.
  • Детское самоутверждение в жизни создает угрозу автократичному родителю.
  • Ребенка надо сломить, и чем раньше тем лучше.

Все это должно произойти, пока ребенок еще совсем маленький, не замечает этого и не может разоблачить родителей.Методы, которыми добиваются послушания, разнообразны:

  • психологические ловушки,
  • обман,
  • двуличность,
  • увертки,
  • отговорки,
  • манипуляции,
  • тактика устрашения,
  • отвержение любви,
  • изоляция,
  • недоверие,
  • унижение,
  • опозоривание вплоть до истязания,
  • обессмысливание и обесценивание взрослыми всего того, что делает ребенок в семье (У тебя руки не из того места растут лучше ничего не трогай!; Все равно ничего хорошего не получится!).

Основываясь на этих правилах, отравляющая педагогика формирует у детей следующие деструктивные установки, представления и мифы:

— любовь это обязанность;

— родители заслуживают уважения по определению просто потому, что они родители; — дети не заслуживают уважения просто потому, что они дети; — высокая самооценка вредна, а низкая делает людей альтруистами; — нежность (сильная любовь) вредна; — удовлетворять детские желания неправильно. Суровость, грубость и холодность хорошая подготовка к жизни; — лучше притворяться благодарным, чем открыто выражать неблагодарность; — то, как ты себя ведешь, важнее того, что ты на самом деле собой представляешь; — родители не переживут, если их обидят; — родители не могут говорить глупости или быть виноватыми; — родители всегда правы, они не могут ошибаться.Добросовестное следование правилам отравляющей педагогики формирует зависимую личность с низкой социальной толерантностью, ригидную, с убитой душой, которая, вырастая, сама становится душегубом. Родители совершенно искренне убеждены, что делают все для блага ребенка, при этом его калеча.

Законы межпоколенной передачи неумолимы, и все повторяется опять, но уже в новом поколении.А. Миллер среди родительских мотивов выделяет следующие: бессознательная потребность перенести на другого унижение, которому они сами когда-то подвергались; потребность дать выход подавленным чувствам; потребность обладать живым объектом для манипулирования, иметь его в собственном распоряжении; самозащита, в том числе потребность идеализировать собственное детство и собственных родителей посредством догматического приложения (переноса) родительских педагогических принципов на своего ребенка; страх проявлений, которые у них самих когда-то были подавлены, проявлений, которые они видят в собственных детях, тех, что должны быть уничтожены в самом зародыше; желание взять реванш за боль, которую родитель когда-то пережил.Очевидно, что если присутствует хотя бы один из перечисленных мотивов, то шанс изменить родительский паттерн поведения достаточно невысок. Однако все это не означает, что дети должны воспитываться без всяких ограничений. Ненасильственная коммуникация основывается на уважении со стороны взрослых, терпимости к детским чувствам, естественности педагогических воздействий, т. е. зависимости от педагогических принципов.опубликованоeconet.ruИз книги И. Малкиной-Пых»Экстремальные ситуации»

P.S. И помните, всего лишь изменяя свое потребление — мы вместе изменяем мир! econet

Источники:

  • https://www.woman.ru/kids/medley5/article/49257/
  • https://maria-kudryavtseva.ru/15-posledstvij-domashnego-nasiliya-kak-u-vzroslyh-lyudej-proyavlyayutsya-detskie-psihotravmy/
  • https://www.pravmir.ru/psiholog-deti-kotoryih-bili-utrachivayut-veru-v-lyubov/
  • https://materinstvo.ru/art/4654
  • https://econet.ru/articles/160820-emotsionalnoe-nasilie-nad-detmi

Комментировать
Комментариев нет, будьте первым кто его оставит